Прокрастинация. Часть 4. Право БЫТЬ.

Я замечаю, что виды деятельности в моей жизни распределены неравномерно. Чему-то я уделяю больше внимания, хотя и устаю от этого, а чего-то не делаю, хотя очень хочется.
Так я стала более внимательно отмечать, что я делаю, сколько уделяю этому времени и чего не делаю совсем.
Так, видам деятельности, которая связана с усидчивостью, обучением, чтением и тишиной – посвящена большая часть моей дневной жизни. В то же время дела, в которых предполагается ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ — что-то делать, осуществлять – не то, чтобы времени нет (время я сама распределяю), нет места – возможности проявиться. Дела эти отодвигаются на неопределенное время, до лучшего стечения обстоятельств. Но мы же все понимаем, что обстоятельства мы создаем сами? Или эти дела висят невыполненным списком и переписываются из одного блокнота в другой из года в год, но так и не осуществляются. Не становятся сущими – то есть тем, что ЕСТЬ, что проявлено в материальном мире.

И я стала исследовать, задавать себе вопросы, чтобы понять причины такого моего поведения. От чего я убегаю или чего избегаю, когда занимаюсь «тихими» видами деятельности? Под «тихими» видами деятельности я подразумеваю: чтение, работу на компьютере, изучение чего-либо, т.е. то, что связано больше с умственной работой, нежели активной физической – резать, шить, рвать, клеить, перемещать и пр.
Изнутри пришел ответ: «Я ни от чего не убегаю, просто мне нельзя ничем другим заниматься. Нельзя шуметь, нельзя привлекать внимание и нельзя быть свободной и самостоятельной в своих решениях, чем мне заняться. Т.е. это должны определять взрослые».

И я вспоминаю себя лет 4-х. Я в комнате в нашем старом доме, сижу, играю на ковре. Тишина. Обеденное время. Мама спит. Видно, она уложила меня спать и сама уснула, а я не стала. Я понимаю, что я что-то нарушаю – я должна спать, но не сплю. [Уже небольшой оттенок вины присутствует и он ограничивает мою деятельность.] И я играю потихоньку, чтобы не разбудить маму. [Срабатывает запрет "не мешай", "не шуми"]. Кстати одно из моих любимых стихотворений того времени было это — автора Елены Благининой:

Мама спит, она устала…
Ну, и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой …
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

И сказала я лучу:
– Я тоже двигаться хочу.
Я бы многого хотела –
Вслух читать
И мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать.

Да мало ль я чего хочу!
Но мама спит, и я молчу.
Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
-Ничего, — шепнул он будто, —
Посидим и в тишине.

Я часто декламировала это стихотворение самой себе и гордилась тем, какая я «хорошая девочка» — не мешаю маме спать. Если нельзя жить как хочется, остается только довольствоваться тем, чтобы быть «хорошей».

На улицу мне было нельзя, потому что мама меня не видит, т.е мама не может за мной присматривать, когда она спит. В то же время, я могу играть на улице, когда мама дома и не спит. Я предполагаю, что у нее есть иллюзия, что я под присмотром, даже если она физически меня не видит. Возможно, играет тот факт, что она может выйти во двор в любой момент, чтобы посмотреть где я и что со мной.
И играю куколкой тихо-тихо. Для развития сюжета мне нужно больше игрушек, но я боюсь их достать из коробки, потому что это будут шумно. Я опасаюсь, что, если я разбужу маму, она может меня отругать за то что я не сплю, а ДОЛЖНА (все дети в обед спят!), или за то, что я потревожила ее сон. И поэтому я сижу и тихонечко сама с собой играю. (Кстати, одна из ценностей моей родительской, а теперь уже и моей партнерской семьи является — бережное отношение к чужому сну).

Я снова задаю себе вопрос: Если бы ситуация была другой, то какой бы она могла быть, чтобы мне было комфортно в ней?

  • Мама могла бы крепко спать. И любая моя игра ее бы не разбудила.
  • Мама могла бы спать в другой комнате, а я могла бы заниматься, чем хочу — рисовать, доставать иголки и шить кукле платье, выходить на улицу и заходить в дом (хлопать дверью) столько раз, сколько мне потребуется.

Вдруг ко мне приходит такая мысль: если бы я делала что-то полезное, то я могла бы (мне разрешается)  шуметь и играть. А если я делаю что-то для себя, для своего удовольствия, то это нельзя, т.к. я не имею права для себя что-то делать, потому что это мешает другим. В данный момент это мой инсайт, я нашла скрытое правило, которое управляло моей деятельностью.

И это подтверждается моим поведением в жизни. Я довольно часто, если не сказать подавляющее время, больше думаю о благе других, чем о своем. Не приучена думать о себе и своих желаниях, о том, чего я хочу и на что имею право, если это касается лично меня, а не пользы окружающих.

Например, если я хочу приготовить пирог — это можно сделать, потому что это будет для всех.
А если я хочу петь и танцевать, то этого делать нельзя, потому что я буду шуметь, я буду вертеться по комнате и веселиться, а это может раздражать окружающих, т.к. им мое веселье кажется баловством и без-деятельностью, т.к. пользы от этого никому нет. (На праздниках шуметь можно). Таким образом, получается, что я имею право только на такую деятельность, которая направлена на служение другим и пользу для других.

К сожалению,

  • Никто почему-то не подумал о том, что я могу своим весельем заражать других и дарить им радость — это тоже будет польза, т.к. поднимет настроение, и человек в хорошем настроении сделает что-то хорошее для себя, ну или для других :)
  • Никто не подумал, что мое «баловство» в виде песен и танцев могло бы вырасти в профессиональную деятельность, и я могла бы дарить людям эстетическое наслаждение вокалом и красотою движения тела, танцем.
  • Никто не подумал, что пыхтя над обрезками ткани, бумаги и еще всякого бытового «мусора» я могла бы сотворить какую-нибудь удивительную вещицу. Возможно, первый опыт получился бы уродливым с точки зрения взрослых, но последующие мои опыты могли бы совершенствовать мои умения. И из меня бы получился какой-нибудь рукотворный умелец, мастерица чего-то прекрасного, что дарило бы людям эстетику или практическую пользу.
  • Никто не подумал, что выкрикивая громким и зычным голосом команды «Свистать всех наверх!» или «На абордаж!», из меня бы получился великолепный оратор, руководитель, вдохновитель и управленец.
  • Никто не подумал, что делая что-то для своего удовольствия, я бы лучше понимала свои желания, свои стремления, и я бы не тратила полжизни на то, чтобы понять: кто Я есть в этом мире и зачем Я здесь.

Я замечаю, что даже сейчас я все рассматриваю с позиции полезности и пользы для общества. Мне грустно от этого. Как будто бы я не имею права просто быть. Без всякой пользы. Просто потому, что я пришла в этот мир. Я просто живу. Я просто есть.

Я предполагаю, что будучи ребенком, я неоднократно получала предписания от взрослых «не шуми», «веди себя прилично» — т.е. веди себя так, чтобы не привлекать к себе внимание, как будто тебя нет, Не Будь — в том смысле, что не проявляйся слишком активно — в СССР нельзя было выделяться — это было опасно для жизни. Не ЖИВИ — не делай то, что хочется, а делай то, что надо. И здесь тоже срабатывает менталитет советских тружеников, мышления коллективизма. И это работает либо как программа, как сценарий (термин  из Трансактного анализа), либо как раннее детское решение — без слов, на уровне мыслей и ощущений тела.

Как человек, привыкший во всем находить выгоду и позитив, я могу предположить, что такая судьба — с таким воспитанием, в таких условиях для меня были созданы намеренно. Или, беря во внимание версию о том, что наша Душа перед воплощением на Землю сама выбирает себе семью, условия жизни, я сама выбрала этот путь, чтобы прожить все то, что я прожила, чтобы вот так изучать себя и писать об этом. И именно это мое действие сейчас — процесс самопознания — от которого я получаю удовольствие (!) — и есть то, зачем Я здесь.

Это один вариант решения моей проблемы — через экзистенциальное осознавание принять и согласиться с тем, что да — это в моей жизни было и было не напрасно, а имело собой важную задачу. И эта важность и ценность снимает те огорчения и обиды на «горестные моменты» моего детства. И для моей взрослой части это удовлетворяющее решение.

Однако, моей детской части, моему внутреннему ребенку далеко по барабану все эти философские интерпретации. Я, как маленький ребенок, хочу любви и принятия. Я хочу позволения и разрешения воплощать в жизнь свои желания, интересы, которые отвечают исключительно моим потребностям, моей Душе. И не имеет никакого значения — принесет это кому-нибудь пользу или нет. И прямо сейчас — Я взрослая, даю себе той маленькой разрешение:
• Ты можешь играть в любые игры.
• Ты можешь делать все, что хочешь.
• Ты можешь и имеешь право быть такой громкой, подвижной, активной, как тебе этого хочется, как это требуется твоей Душе.
• Ты можешь заниматься любой деятельность, лазить на шкафы и доставать любые коробки. Они могут падать и шуметь. Бумага может шелестеть. Могут оставаться на полу кусочки и прочий творческий мусор. Тебе все можно. Я, как взрослая, потом наведу порядок. А ты, играй столько, сколько тебе хочется.
• Ты имеешь право БЫТЬ.

ЧИТАТЬ другие части:

*

Важно! При использовании материалов данного сайта в обязательном порядке сохраняйте авторское право и ставьте активную ссылку на сайт или конкретную страницу с которой взят материал, во избежание недоразумений.

Получи консультацию  психолога по Skype 

*

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
This entry was posted in Прокрастинация, Статьи, Хорошие вопросы and tagged , , , , . Bookmark the permalink.