Прерванное движение любви. Системные расстановки.

Одна из причин человеческих страданий, по мнению Берта Хеллингера – это прерванное движение ребенка к родителям, чаще всего к матери.

Каждый ребенок инстинктивно тянется к матери. Это движение души можно назвать «первичной любовью», она сильна и безусловна. Эта любовь является гарантией выживания ребенка. Мать также инстинктивно заботится о ребенке, и в результате возникает глубокая связь. Прерванное движение – это разрыв эмоциональной связи ребенка с матерью, реже – с отцом.

В каких случаях происходит разрыв эмоциональной связи?

1. События, травмирующие ребенка происходят, как правило, в раннем возрасте.
Это может быть в утробе матери, когда у нее появляются мысли об аборте, или близкие уговаривают и склоняют ее к этому. Ребенок в утробе все слышит, чувствует и воспринимает. Доказательством служит видео, в котором на УЗИ видно, как перед абортом плод прячется в матке от инструментов, посредством которых его пытаются абортировать, и раскрывает рот в безмолвном крике.

2. Или когда беременная обижается сильно на своего мужа. В этом случае у неё также возникают мысли о том, стоит ли ей сохранять беременность, стоит ли дальше жить с мужем или развестись пока не поздно (пока не родила) и/или сделать аборт. Так или иначе, отказ матери от своего ребенка воспринимается им как угроза своей жизни, даже когда он находится в утробе.

Это событие для ребенка, когда мать не желает его – является основным и самым глубоким по своему травмирующего воздействию на дальнейшую жизнь человека, когда он родится.
Таки люди склонны к различным опосредованным уходам из жизни в мягком варианте – склонность к рисковым профессиям или хобби, разрушение своего здоровья посредством алкоголя и табака, депрессивные состояния, и в жестком варианте — к суицидам.

3. Это может быть во время родов, когда ребенка не прикладывают к матери, а уносят для санобработки, или когда ребёнок рождается недоношенным, его забирают в кювез. Так, только родившись, он не испытывает связи с матерью.

4. После родов путем кесарева сечения– мать принимает антибиотики и не может кормить грудью, и ребенка ей в эти дни не приносят. Ребенок остается в этот самый ранимый, эмоционально и физически, период совсем один.

5. Еще хуже, когда мать умирает во время родов или в раннем возрасте ребенка. Часто дети потом винят себя в смерти своей матери, что также не добавляет им счастья и гармоничного восприятии жизни. Подсознательно работает программа «как я могу радоваться жизни, когда мое рождение является причиной смерти матери?», если сказать грубо, это звучит, как « я убил свою мать». Отсутствие эмоциональной связи с матерью, усугубляется тяжестью вины.

И, таким образом, любая из этих форм разлуки с матерью может служить причиной прерывания естественного движения ребенка к матери. И в дальнейшем, ребенок не сможет испытывать ощущении полноты счастья. Ранний возраст до трех лет также важен с точки зрения эмоционального контакта с матерью.

Любые причины физического отсутствия матери – поездка на учебу, ранний выход на работу с декретного отпуска, болезнь – так же влияют на прерывание движения любви.

7. Но самым важным я считаю отсутствие эмоционального контакта. Такое возможно в том случае, когда мать может присутствовать физически, но эмоционально недоступна: она может быть эмоционально холодной, скованной в силу своего воспитания, или мать переживает потерю (смерть, утрату) близкого человека – своей матери, мужа, или ранее умершего или абортированного ребенка. Её сердце поглощено переживанием своего горя, и она оказывается эмоционально недоступной для своего ребенка, хотя физически может быть рядом. И так же сама мать чувствует, что любит своего ребенка, но не может выразить свою любовь. Она является таким же травмированным ребенком в своем детстве. И получается, что подобная эмоциональная холодность передается из поколения в поколение, как преходящий «приз».

Хочу здесь привести один лабораторный эксперимент под названием «Каменное лицо», который придумал Эдвард Троник. Оригинал взят у Натальи Холиной. Суть заключалась в следующем: родителей просили поиграть с их 3-месячными детьми так, как они это делают обычно.
Затем экспериментатор просил родителя прекратить общение с ребенком. Мать или отца инструктировали продолжить смотреть на малыша, но придать своему лицу застывшее или отсутствующее выражение.

У младенца это вызывало удивление, и он пытался повлиять на родителя улыбкой, гулением и двигательной активностью. Во время этих попыток родитель продолжал сохранять каменное выражение лица.
Через несколько минут поведение младенцев начинало меняться. Они отворачивались в сторону, начинали сосать палец и выглядели страдающими. Кто-то из детей реагировал на безучастность родителя хныканьем, переходящим в непрерывный плач, а у других младенцев текли слюни, появилась икота (все это явно непроизвольные реакции). Хотя родитель оставался по-прежнему рядом, он внезапно, в нарушение всех ожиданий ребенка, становился эмоционально недоступным — перемена, с которой младенцу было трудно справиться. В конце эксперимента родитель возобновлял обычную игру с ребенком, пока к тому не возвращалось хорошее настроение. Этот эксперимент демонстрирует весомость и важность эмоционального общения между родителями и детьми грудного возраста.

Психологам уже известно, что происходит с ребенком, когда он не получает внимания. «Сначала он плачет от злости и отчаяния. Он плачет, плачет и снова плачет, а затем затихает. Наступает тишина. И это тишина не довольного, успокоившегося малыша, это тишина ребенка, который сдался, ребенка, отчаявшегося привлечь внимание, внутренне сжавшегося и закрывшегося от мира». (Свагито Р. Либермайстер «Корни любви»).
Ребенок, не добившись материнского внимания, любви, по причинам, описанным выше, принимает решение внутри себя: «Я никогда не покажу тебе, как сильно я тебя люблю, мама. Ты никогда не узнаешь, как сильно ты мне нужна». Впоследствии это решение переходит на всех эмоционально значимых людей: друзей, брачного партнера, своих детей.

Вполне увидеть этот процесс можно здесь. Известный фильм о мальчике по имени Джон, который провел 9 дней в Доме ребенка, пока его мать рожала его сестренку. Читайте статью «Прерванная любовь и её последствия».

Сжавшийся ребенок научается игнорировать свои потребности. Разрушается базовое доверие. Даже если мать вернется, ребенок уже эмоционально закрылся и он не будет ни принимать, ни давать любовь. Как правило, эти дети вырастают скрытными, недоверчивыми людьми, избегающими близости любыми способами.
В жизни такое поведение проявляет в том, что девушка или парень не может построить глубокие отношения и свободно дарить и принимать любовь, показывать свою нужду, потребность в близости с партнером.

Проходит период влюбленности, знакомства. Пара может пожениться и родить детей. Дальше требуется большее доверие партнеров друг к другу, для усиления эмоциональной связи, глубины чувств. Но именно в такой период, человек заводит роман на стороне, либо разрывает отношения, что встречается чаще. А дальше тот же сценарий, когда отношения развиваются только до определенной степени доверия и глубины. В глубину отношений и эмоционального доверия человек пройти не в состоянии. Потому что страшно повторить предательство, которое он пережил со стороны своей матери (хоть это было и не намеренно).

Иногда мы ведем себя похожим образом. Нуждаясь в любви, мы провоцируем партнера к близости. Но как только он подходит, возникают разные чувства, и поведение резко меняется – находятся неотложные дела, портится внезапно настроение. Делается все, чтобы не подпустить к себе партнера. Мы отступаем или ходим вокруг да около, сохраняя дистанцию, и тем самым избегаем любой возможности получить то, чего хотим больше всего — любви.

Решение проблемы в системно-феноменологическом подходе становится очевидным. Клиенту требуется помочь восстановить прерванное движение, поток любви, который существовал между ним и его родителем.
Расставляются фигуры родителей, находится место для клиента в его родовой системе и на физическом уровне клиент может пережить ту связь, которая была прервана обстоятельствами жизни в его юном периоде жизни.

Что случается после такой расстановки?
Восстанавливается ощущение аутентичности – соответствия самому себе. То есть человек чувствует себя комфортно таким, какой он есть, принимает себя. Нет нужды соответствовать чужим стереотипам. Восстанавливается естественная потребность в близости, которую клиент может выражать безболезненно для себя.
Кончено, не всё происходит в один миг. Душе необходимо время, чтобы двигаться в новом для себя направлении. Человеку нужно выработать новые поведенческие стратегии. Но в один прекрасный момент это происходит.
Радость быть самим собой, двигаться естественно в потоке своих эмоций, душевных устремлений. Радость быть свободным. Самим собой.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
This entry was posted in Системные расстановки, Статьи. Bookmark the permalink.

Comments are closed.